Гробница Триклиния

изображение гробницы триклинияПогребальные контексты составляют самые изобильные археологические свидетельства этрусской цивилизации. Знатные члены этрусского общества участвовали в детально продуманных похоронных ритуалах, которые изменялись согласно времени и географии.

Город Тарквиния (известный в старину как Тарквиний или Тарк(у)на) — один из наиболее могущественных и видных этрусских центров, славный своими художественными гробницами. ‘Гробница Триклиния’ принадлежит этой группе, и её настенная живопись предоставляет важную информацию не только об этрусской погребальной культуре, но также и обществе той эпохи.

В период культурно продвинутого Железного Века этруски накапливали богатства за счёт природных ресурсов Италии (особенно металлических и минеральных руд), которые они обменивали через средне удалённые и дальние торговые сети.

Гробница Триклиния

Tomba del Triclinio (на итальянском языке) — название, данное этрусской могильной камере, датирующейся 470 г. до н.э. и расположенной в некрополе ‘Монтероцци’ в Тарквинии (Италия). Могильные камеры — подземные вырезанные в скале камеры, путь к которым проходит чаще всего через т.н. дромос. Эти гробницы предназначены для содержания не изображение гробницы триклиниятолько останков усопших, но также и различного погребального инвентаря или жертвоприношений, депонированных вместе с покойным. Гробница Триклиния состоит из единственной камеры со стенными художественными оформлениями, исполненными в технике фрески. Обнаруженная в 1830 г., могила берёт свое название от древней Греко-Римской Средиземноморской столовой с тремя диванами, известной как ‘триклиний’.

Этрусский банкет

Задняя стена гробницы содержит главную сцену с одним из участников банкета, наслаждающихся званым обедом (см. Саркофаг супругов и Другой ‘Саркофаг супругов). Представляется возможным провести стилистические сравнения этой декорированной сцены, включающей фигуры, откинувшиеся на диванах, с ранее описанными парными скульптурами V в. до н.э. Здесь также аттическая глиняная посуда, которую этруски импортировали из Греции. Оригинальная фреска сохранена лишь частично; хотя вероятно, что первоначально там стояло 3 дивана, на каждом из которых располагалась пара — мужчина и женщина. Два служащих, изображённых на фреске — один мужчина и одна женщина — проявляют внимание к потребностям посетителей. Гости одеты в яркие и роскошные одежды, приличествующие их предположительно элитарному статусу. Внизу около диванов мы можем наблюдать большую кошку, а также большого петуха и другую птицу..

Музыка и танцы

Сцены танцоров занимают фланговые левые и правые стены. Левая настенная сцена содержит четырёх танцоров — трёх женщин и одного мужчину, а кроме того и мужчину-музыканта, играющего на барбитоне, древнем струнном инструменте, подобном лире (изображается на стене слева).

Здесь используются общие живописные правила изображения по гендерному типу — кожа женщин по цвету светлая, в то время как мужская окрашена в более тёмный оранжево-коричневый оттенок. Танцоры и музыканты, наряду с пиршественным контекстом, в полной мере соответствуют компанейскому тону этрусских похорон. В соответствии с древним обычаем Средиземноморья похороны часто сопровождались играми, как это наглядно представлено в погребальных игрищах троянца Анхиза в V-й книге грандиозной ‘Энеиды’ Вергилия.



Потолок решён в пёстрой схеме альтернативно-смежных цветов, возможно изображающих временные тканевые тенты, которые якобы устанавливали около гробницы.

изображение гробницы триклинияРеальные картины убрали из могилы в 1949-м году и поместили в ‘Музео Национале’ в Тарквинии. Поскольку их сохранность со временем ухудшилась, то акварели, написанные во время открытия гробницы, оказались очень важными для исследования памятника.

Интерпретация ‘Гробницы Триклиния’

Компанейская стилистика оформления гробницы Триклиния могла бы казаться удивительной в траурном контексте, но здесь важно учесть, что этрусские похоронные обряды были не мрачными, а праздничными. Суть их проведения — разделение заключительной трапезы с покойным, отправляющимся вдаль от родных и знакомых к загробной жизни. Этот пиршественный ритуал имел несколько целей согласно социальным правилам этрусков. На более простом базовом уровне похоронный банкет обозначал переход покойного от среды обитания живых к мертвецам; банкетом, сопровождающим похороны, отмечался этот переход и ритуально провожал дух покойного, поскольку часть еды в соответствующих блюдах и посуда для еды и питья хоронилась там же. Другая цель похоронной трапезы, игр и других актов состояла в том, чтобы укрепить социально-экономическое положение покойного и его/её семьи, напомнить социуму о важности и высоком статусе этих граждан.

Дополнительно можно изучить:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *