Греческий храм

изображение Эрехтейона в АфинахВ жизни античной Греции главным образом доминировала религия, поэтому не удивительно, что самым значительным сооружением греческой архитектуры стал храм.

Храм строился для поклонения тому из богов, которому он посвящался. Таков был общественный подход к почитанию богов. Граждане гордились храмами, которыми они выражали мощь своего города и благодарность богу-покровителю, дарующему им военные успехи. В руках храмовых жрецов, бывших практически исключительными представителями сообществ, находились обширные полномочия, однако греки не очень нуждались в них как в посредниках между гражданами и богами.

Основные черты греческого храма

Храм выделялся среди городских построек, располагаясь на самой возвышенной точке. Его основные особенности сформировались в VII в. до н.э., так что как следует судить, достаточно целостно обозначились уже в VIII в. до н.э.

Фасад храма не был выразительным и значительным, как это стало позже, в римском храме. Его великолепие выражалось за счёт рельефов (статуй), которые в основном прорабатывались уже на этапе строительного плана! Они изготовлялись для украшения здания, заодно повествуя о легенде бога, которому посвящался храм, и чья статуя располагалась внутри строения.

Внешнее впечатление сакральности созданного храма достигалось тем, что поклонение проводилось снаружи, под открытым небом. Животные приносились в жертву на алтаре, обычно размещённом перед восточным фасадом храма, где также проводились молитвенные церемонии в честь бога или богини.

Сам храм был своего рода дополнительным подарком богу и воспринимался как его дом, хотя фактически местом обычного пребывания небожителей считалась гора Олимп. Как правило отдельный храм посвящался какому-то одному богу, и лишь изредка возводился сразу для нескольких.

Как закрытое место поклонения, с прихожанами, собирающимися снаружи, храм оставался зданием без окон. В большинстве храмов свет проникал в наос (священная комната, где находилась статуя определённого бога) только через дверь, но иногда существовало и отверстие в крыше, которая служила источником дополнительного освещения. Наос чаще всего освещался свечами или факелами.



О наиболее древних храмах мы можем судить по их сохранившимся глиняным моделям. Первоначально греки строили храмы из грубого кирпича и древесины. Во фризе антаблемента находились чередовавшиеся триглифы (наборы трех вертикальных каналов) и метопы (пространство между любыми двумя триглифами).

На метопах изображались мифологические сцены, вырезанные по дереву. Триглифы могли располагаться в 3-х различных местах: чуть выше центра каждой колонны, чуть выше центра пространства между колоннами или в углах фриза, заполняя пустое пространство.

Структура греческого храма — прямой пассаж, конструктивно переходящий из дерева в камень. В камне выразительно воспроизводились структуры точных форм, построенных из древесины. Поэтому иногда древнегреческую архитектуру называли «плотницкими работами в мраморе».

Фактически немногие храмы периода архаики были целиком построены из мрамора. Некоторые выложены из известняка, покрытого штукатуркой. С V в. до н.э. здание в терракоте и древесине уже наверняка сменилось каменным. Иногда храм строился без кровли и оставался «открытым для неба». Перекрытия рассматривались в основном как декоративные элементы. В них использовались кассетоны — квадратные панели, обычно вложенные в потолок с повторяющимся интервалом, по аналогу с деревянной конструкцией. Потолок сооружался из древесины, покрытой терракотой или мрамором. Великолепные храмовые статуи покрывались краской.

изображение храма Зевса Олипийского в АфинахГреческий храм возник некогда как простая постройка, разработанная для защиты статуи бога от разрушительного влияния погоды и вреда, причиняемого оскверняющими рельефы птицами. С этой целью не было никакой потребности в грандиозном здании, а была лишь в одной комнате — наосе, (буквально, с греческого языка: «комната бога»), где находилась бы сама статуя бога, и пронаосе («pro» — «прежде»), а также в портике (структура с крышей, поддерживаемой колоннами). Этот тип храма назвали простильным храмом. Это был самый простой тип храма.

В течение долгого времени внимание уделялось прежде всего декорированию и обработке храма. Так как греки боролись за баланс, они добавили портик позади простой конструкции храма для создания симметрии. Портик позади наоса — опистодом (буквально с греческого языка: «задняя комната») служил казначейством, где размещались пожертвования и подарки, представленные богу, а иногда он служил местом нахождения городской сокровищницы.

Окружённый стенами тип храма нарекли амфипростилем  (буквально c греческого языка: amphi — с обеих сторон, pro — прежде, stylos — колонна).

Греки полагали, что храм выглядел более привлекательно, когда украшался симметрично со всех сторон. Экономический бум VIII века до н.э. (если так можно выразиться) позволил строителям обогатить базовую конструкцию и внедрить множество колонн, которые окружали наос и оба портика.

Периптеральный храм

Колонны, окружающие четыре стороны храма, называют периптер, а сам такой храм называют периптеральным. Число колонн вдоль фасада храма находилось в диапазоне от 11 до 18, но на главном фасаде их обычно выставлялось только шесть. Отношение между количеством передних и сторонних колонн чаще всего могло выражаться следующей пропорцией X:2X+1, т.е., 6:13, 8:17 и так далее.

Размер храма зависел от финансового бюджета, имевшегося  на его строительство. Особенно богатые города возводили храмы с двойным перистилем. Этот тип храма называли диптеральным храмом. Храм как декоративная структура, окруженная колоннами, в общем-то по значимости подчинялся статуе бога внутри него.

Примером храма с десятью колоннами по фронту с наосом без перекрытия является храм Аполлона в Дидиме (ныне Турция), построенный в 300 г. до н.э.

изображение храма Афины в ЭгинеПосле периода архитектурных поисков периптеральный храм сделался самым распространенным и остался более или менее регулярным образцом классической постройки, дарованной искусству греками, с последующими вариациями в деталях и пропорциях. Цель архитектора состояла в том, чтобы усовершенствовать пропорции и позаботиться о деталях более, чем о топографии и планировке. Проектированию и разработке эстетического эффекта уделялось больше внимания, чем функциональной стороне.

Некоторые находят в периптеральном храмовом стиле символический подтекст. Колонны, окружавшие храм, напоминали тактическую расстановку войск, которая была присуща греческой армии и называлась «фалангой». Согласно этой тактике солдаты подготовляли организованную линию, где они становились плечом к плечу, с длинными мечами и большими щитами. Плотные массы войск медленно перемещались, формируя плотную защищённую «подвижную стену».

В то время как фаланга символизировала границу между двумя городами-государствами, колонны храма символизировали его границы. Также как фаланга защищала город, колонны символически защищали храм. Сравнение между колоннами и фалангой особенно наглядно, если вспомнить и уразуметь, что колонны в архитектуре Древней Греции связаны с человеком с точки зрения разработки их пропорций.

Внедрение коррекций в архитектурные элементы

Греки уделяли много внимания коррекции самой колонны («оптическая иллюзия») для того, чтобы глаз наблюдателя оптимальным образом воспринимал колонны с определенной дистанции.

Начиная с архаичного периода в центре колонны могла наблюдаться выпуклость. Этот строительный приём, названный энтазисом, прежде уже нашёл обычай в архитектуре Древнего Египта. Энтазис обеспечивает видимость гибкости, создавая внешне как бы сглаженную линию. Допустимо предположить, что применением энтазиса намеревались придать колонне органический вид, чтобы она напоминала мышцу, напряжённую удерживаемым ею тяжелым весом. Не исключено также, что энтазис намеренно использовался для подчеркивания округлости и трёхмерности колонны.

По прошествии времени кажется, что применение энтазиса развилось и достигло пика в Эрехтейоне как феноменальном сооружении афинского Акрополя, где его специальное внедрение внешне трудно уловить.

Помимо использования энтазиса, имелась тенденция вводить ещё некоторые коррекции, такие как изгиб стилобата и антаблемента. Без этой оптической иллюзии стилобат и архитрав с определенного расстояния воспринимались бы зрителем вогнутыми.

Использование коррекций связано с линейной перспективой, которая стала учитываться в Афинах к V веку до н.э. Хотя ещё в конце VI столетия до н.э. греческие художники начали исследовать перспективное сокращение статуй. Этот подход к перспективе появляется в надписях на стенах зданий, верхние линии которых больше нижних настолько, что с определённого расстояния те и другие воспринимаются равными.

Из-за высокой стоимости коррекций их популярность оставалась недолгой. Создатели более поздних храмов перестали считать обращение к ним оправданным. Хотя они встречаются в греческих храмах, построенных после V века до н.э., всё же в полной мере они так никогда и не адаптировались. Энтазис стал единственной коррекцией, применяемой в более поздней архитектуре.

Что знали древние. Греция (часть 1)

Что знали древние. Греция (часть 2)

Что знали древние. Греция (часть 3)

Дополнительно можно изучить:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *